СОЛИДАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПО ДОГОВОРУ ПЕРЕВОДА ДОЛГА ВОЗМОЖНА

Моя практика


СОЛИДАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПО ДОГОВОРУ ПЕРЕВОДА ДОЛГА ВОЗМОЖНА
С.Ч. Белявский, по состоянию на 22.02.2018

Аннотация

Материал посвящен отличиям российского и белорусского законодательства в части солидарной ответственности должников по договорам перевода долга.

Законодательство Республики Беларусь и Российской Федерации допускает возможность перевода долга. Перевод долга является одним из способов перемены лиц в обязательстве.

В частности, в отечественном законодательстве при переводе долга происходит замена должника в обязательстве. При этом обязательства прежнего лица переходят к новому лицу, прежнее же лицо выбывает из обязательства.

При исполнении обязательства третьим лицом оно не становится стороной обязательства, т.е. у кредитора не возникает права требовать исполнения у этого третьего лица. Обязательство по-прежнему лежит на должнике, при этом должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьим лицом, на которого было возложено его исполнение, если законодательством Республики Беларусь не предусмотрено, что ответственность несет непосредственный исполнитель (как и при уступке права требования, при переводе долга третьих лиц не возникает, поскольку новое лицо, на которое был переведен долг, является стороной по обязательству, а не третьим лицом, на которое возлагается исполнение обязательств).

Перевод долга имеет много схожих черт и со вступлением в обязательство солидарного должника (ст. 303 ГК Беларуси).

Вместе с тем следует отметить важное различие, связанное с оценкой факта выбытия лица из обязательства при переводе долга по гражданскому законодательству Республики Беларусь и Российской Федерации.

В частности, согласно ГК Беларуси в случае вступления в обязательство солидарного должника перевод долга в юридическом смысле этого термина не возникает, так как первоначальный должник по-прежнему отвечает за исполнение обязательства перед кредитором. Помимо него появляется еще одно лицо, отвечающее вместе с ним солидарно за исполнение обязательства, что является не переменой лица в обязательстве, а увеличением числа должников в обязательстве.

При этом исполнение солидарной обязанности полностью одним из должников освобождает остальных должников от исполнения кредитору (п. 1 ст. 306 ГК). В случае если вступивший в обязательство солидарный должник исполнит его полностью, прежнее обязательство прекращается и первоначальный должник становится обязанным исполнившему обязательство лицу при предъявлении им регрессного (обратного) требования (т.е. опять не происходит перевод долга, поскольку прежнее обязательство прекращается).

В отличие от вступления в обязательство солидарного должника при переводе долга первоначальный должник полностью выбывает из обязательства и кредитор не может ему уже предъявить солидарное требование.

Таким образом, действующее гражданское законодательство Республики Беларусь не предусматривает солидарной ответственности нового и первоначального должника по договору перевода долга в связи с выбытием лица из обязательства.

Вместе с тем в отличие от белорусского законодательства ст. 391 ГК России предусматривает, что при переводе долга по обязательству, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, первоначальный должник и новый должник несут солидарную ответственность перед кредитором, если соглашением о переводе долга не предусмотрена субсидиарная ответственность первоначального должника либо первоначальный должник не освобожден от исполнения обязательства.

Представляется, что подобный подход в большей мере отвечает целям защиты интересов добросовестных кредиторов, в то же время подход, заложенный в законодательстве Республики Беларусь, направлен на защиту интересов должников.

Полный текст