Правопреемство по арбитражному соглашению по законодательству Австрии, Беларуси, России


Пытаетесь сами найти решение проблемы? Лучше доверьтесь профессионалам.

Онлайн-консультация 30 мин от юриста с опытом 15-20 лет

Правопреемство по арбитражному соглашению по законодательству Австрии, Беларуси, России
Дорняк К.И., 17.01.2024

В процессе ведения внешнеэкономической деятельности в отношении одной из сторон может наступить материальное правопреемство – процесс перехода прав и обязательств одной стороны к другой (правопреемнику). Если одна сторона заключила контракт с арбитражной оговоркой, а затем уступила права по контракту другому лицу, у правопреемника компании возникнут определенные вопросы по поводу этого контракта. Будут ли распространяться арбитражная подсудность на него?

В практике Международного арбитражного суда при БелТПП был кейс: между белорусской компанией (покупателем) и австрийской компаний (поставщиком) был заключен договор поставки. Также было заключено арбитражное соглашение, в соответствии с которым все споры должны были рассматриваться в Венском арбитраже (VIAC). Поставщик продал свое предприятие другому лицу. В договоре купли-продажи было отражено, что к покупателю переходят права и обязанности по всем, уже заключенным продавцом договорам поставки. Однако покупатель заявил, что арбитражное соглашение в договоре поставки утрачивает свою силу в процессе правопреемства.

Стоит отметить, что само арбитражное соглашение должно оцениваться по праву, применимому к самому соглашению, которые стороны сами избрали при его заключении. Стороны избрали применимым правом право Австрии, следовательно по австрийскому праву арбитражное соглашение будет распространяться на правопреемника поставщика в договоре купли-продажи, заключенном с участием белорусского резидента.

В Республике Беларусь Закон «О международном арбитражном (третейском) суде» не содержит нормы об арбитражном соглашении при перемене лиц в обязательстве, хотя в ст. 10 Закона «О третейских судах» указано, что в случае перемены сторон в обязательстве по договору, содержащему третейскую оговорку, указанная оговорка не распространяется на новую сторону обязательства.

На практике чаще всего применяется п. 3 постановления Пленума Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь № 34, который также не распространяет правопреемство по арбитражному соглашению на правопреемника.

Позиция белорусского суда здесь обоснована тем, что арбитражное соглашение не может выступать предметом цессии, так как переход гражданских прав и обязанностей от одного лица другому не влечет переход и процессуальных обязанностей (вопрос применимо ли понятие «процессуальности» к арбитражному соглашению). А также тем, что арбитражное соглашение является автономный документом, который не зависит от иных условий договора, следовательно на новое лицо не будет распространяться юрисдикция, принятая в арбитражном соглашении.

В Российской Федерации установлен противоположный подход к данному вопросу. Приведем пример из практики1: между двумя российскими компаниями был заключен договор о совместной деятельности. Одна из компаний не выполнила ряд условий по договору, тем самым получила претензию от контрагента.. Совместно с договором было заключено арбитражное соглашение, в соответствии с которым все споры должны рассматриваться в Арбитражном суде Тюменской области.

Затем между российским кредитором и кипрской компанией был заключен договор цессии: кипрская компания получила права требования к российскому должнику. Совместно с договором цессии было заключено арбитражное соглашение, согласно которому все споры по договору должны рассматриваться в Международном коммерческом арбитражном суде при Международном комитете защиты собственности Республики Кипра.

Подав иск в указанный международный коммерческий арбитражный суд, цессионарий взыскал долг и попытался исполнить решение на территории Российской Федерации, обратившись в Арбитражный суд Тюменской области.

Суд отказался приводить в исполнение решение кипрского суда. В обосновании своего решения суд сослался на постановление президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 20 апреля 2010 года № 15887/09: право на защиту интересов конкретным способом и в конкретном суде, избранном первоначальными сторонами, переходит от первоначального кредитора к цессионарию. Из данного положения следует, что на должника не распространяется арбитражное соглашение, заключенное между цедентом и цессионарием. Изначальное арбитражное соглашение, в котором Арбитражный суд Тюменской области указан компетентным органом продолжает свое действие.

Данный подход также закреплен в п.11 ст.7 ФЗ «О международном коммерческом арбитраже».

Таким образом, можно сделать вывод, что доктрина четкого ответа касательно арбитражного правопреемства не дает, все зависит от национального законодательства отдельно взятой правовой системы суверенного государства. Безусловно, арбитражное правопреемство требует внимания контрагентов как при заключении арбитражного соглашения, так и соглашений о перемене лиц в обязательстве во избежания неприятных последствий.

Белявский С.Ч.

Директор юридической компании «Экономические споры», медиатор, председатель Третейского суда «Экономические споры», рекомендованный арбитр МКАС «Палата арбитров при Союзе юристов», более 10 лет стажа работы судьей экономического суда.

Дорняк К.И., стажер юриста.

1Определение Арбитражного суда Ханты-Мансийского округа-Югры от 03.12.2015 по делу №A75-10690/2015.

Использование материалов возможно только с указанием ссылки на сайт https://e-sud.by/

Закажите бесплатный звонок и наши специалисты проконсультируют Вас по любым правовым вопросам, касающимся Вашего бизнеса