СУБРОГАЦИЯ / РЕГРЕСС К ЛИТОВСКОЙ, КАЗАХСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ: ВОПРОСЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОДВЕДОМСТВЕННОСТИ, ПОРЯДОК ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ИСКА

Моя практика


СУБРОГАЦИЯ / РЕГРЕСС К ЛИТОВСКОЙ, КАЗАХСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ: ВОПРОСЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОДВЕДОМСТВЕННОСТИ, ПОРЯДОК ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ИСКА
С.Ч. Белявский, по состоянию на 09.11.2012

Аннотация

Нормы о суброгации (переходе к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба) содержатся в статье 855 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее - ГК). В соответствии с ними, если договором имущественного страхования и страхования ответственности не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

В отличие от суброгации регресс предполагает не изменение лиц в обязательстве, а возникновение нового обязательства.

Страхование в Республике Беларусь подразделяется на два вида: обязательное и добровольное. При этом основной специальной нормой права помимо главы 48 ГК является Положение о страховой деятельности в Республике Беларусь, утвержденное Указом Президента Республики Беларусь от 25.08.2006 N 530 "О страховой деятельности" (далее - Положение о страховой деятельности).

По общему правилу к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходят права требования к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования в пределах выплаченных сумм, которые принадлежали страхователю в момент выплаты страхового возмещения (суброгация).

Следует сразу отметить, что в соответствии с Положением о страховой деятельности по обязательствам, вытекающим из договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, правила о суброгации не применяются, а применяются нормы о регрессе и лишь в случаях, указанных в пункте 178 Положения о страховой деятельности.

Подобные различные подходы обусловлены некоторыми противоречиями в изложении пунктов 178, 193-1, 299-1 Положения. В частности, при абсолютно одинаковом изложении оснований для перехода к страховщику права требования в названных нормах в пунктах 193-1, 299-1 указанное право названо суброгацией, а в пункте 178 суброгация не упоминается.

Пункты 193-1, 299-1 были включены в Положение о страховой деятельности в Республике Беларусь Указом Президента Республики Беларусь от 28.04.2008 N 236. Вместе с тем пункт 178 указанием на суброгацию дополнен не был.

Таким образом, право требования, перешедшее к страховщику вследствие исполнения условий договора страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, является регрессным. Об этом прямо указано в пункте 12 постановления Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 28.12.2009 N 72 "О некоторых вопросах применения законодательства о страховании". При реализации права на регресс следует руководствоваться статьей 950 ГК Республики Беларусь.

Права требования, перешедшие к страховщику вследствие исполнения условий всех иных видов договоров страхования, являются суброгационными. И при их реализации следует руководствоваться статьей 855 ГК.

Вместе с тем представляется, что приведенные отличия связаны с некоторыми дефектами нормотворческой техники и могут быть устранены внесением соответствующих изменений в часть 1 пункта 178 Положения о страховой деятельности.

Детальные основания для регресса в отношении договора страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств указаны в пункте 178 Положения о страховой деятельности. В частности, согласно пункту 178 Положения о страховой деятельности страховщик (Белорусское бюро) имеет право требования в пределах выплаченных сумм к юридическому или физическому лицу, ответственному за причинение вреда, в случаях:

1) умышленных действий, за исключением действий, совершенных в состоянии крайней необходимости или необходимой обороны;

2) управления транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения либо в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, психотропных, токсических или других одурманивающих веществ, либо передачи управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии алкогольного опьянения либо в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, психотропных, токсических или других одурманивающих веществ, а также в случае отказа от медицинского освидетельствования после дорожно-транспортного происшествия;

3) отсутствия у лица, причинившего вред, предусмотренных в законодательстве оснований на право управления транспортным средством;

4) невыполнения лицом, причинившим вред, требований частей 1 и 2 пункта 163 Положения о страховой деятельности, за исключением случая, указанного в части 3 названного пункта;

5) совершения преступных действий с использованием транспортного средства;

6) причинения вреда лицом, изъявшим транспортное средство из обладания владельца без его вины в результате противоправных действий;

7) использования транспортного средства в дорожном движении без заключения договора страхования;

8) наличия установленной судом вины организации, отвечающей за надлежащее содержание и эксплуатацию дороги.

Страховщик не имеет права требования в пределах выплаченных сумм к нерезидентам Республики Беларусь, имеющим страховой сертификат иностранной страховой организации, действительный на территории Республики Беларусь, ответственным за причинение вреда в случаях, предусмотренных в пунктах 4 и 5 вышеприведенного списка оснований.

Согласно пункту 150 Положения о страховой деятельности по договору страхования "Зеленая карта" причиненный потерпевшему вред возмещается страховщиком, заключившим такой договор страхования, согласно праву той страны, на территории которой произошел страховой случай, если иное не определено руководящими документами системы страхования гражданской ответственности "Зеленая карта".

В практике рассмотрения судами дел, связанных с регрессом и суброгацией, ответчиком по которым являются иностранные лица, наиболее часто обязательства вытекают из причинения вреда вследствие ДТП, а также неисполнения условий внешнеэкономической сделки.

Первым вопросом, с которым сталкивается страховая организация - истец по подобному спору, - определение подведомственности: куда следует обращаться с иском - в белорусский или зарубежный суд. Коллизионные нормы статьи 1093 ГК, согласно которой право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо осложненным иным иностранным элементом, определяется на основании Конституции Республики Беларусь, ГК, иных законодательных актов, международных договоров Республики Беларусь и не противоречащих законодательству Республики Беларусь международных обычаев.

В соответствии со статьей 235 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее - ХПК) хозяйственные суды в Республике Беларусь рассматривают хозяйственные (экономические) споры и иные дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности с участием иностранных лиц, если:

- спор возник из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории Республики Беларусь;

- требование возникло из причинения вреда имуществу действием или иным обстоятельством, имевшими место на территории Республики Беларусь, либо при наступлении вреда на территории Республики Беларусь.

Таким образом, суброгационные требования, вытекающие из договора страхования коммерческих рисков, подлежат рассмотрению в Республике Беларусь в случае, если исполнение застрахованного контракта должно было происходить в Республике Беларусь.

Что касается регрессных и суброгационных требований, вытекающих из договора добровольного страхования транспортных средств, а также договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, требования рассматриваются белорусским судом в случае совершения ДТП на территории Республики Беларусь.

При определении компетентного суда подсудность определяется в соответствии с правилами, закрепленными в статье 50 ХПК. В соответствии с ними иск к ответчику о возмещении вреда, причиненного имуществу юридического лица или индивидуальному предпринимателю, может быть предъявлен также в хозяйственный суд по месту причинения вреда. Регрессные и суброгационные требования, вытекающие из вреда, причиненного вследствие ДТП, подпадают под данное основание.

Также в соответствии со статьей 50 ХПК иск к ответчику, вытекающий из договора, в котором указано место исполнения, может быть предъявлен также по месту исполнения договора. Суброгационные требования, вытекающие из ненадлежащего исполнения внешнеэкономического договора с местом исполнения в Республике Беларусь, подпадают под данное основание.

При определении законодательства, применимого судом к спорным правоотношениям, необходимо руководствоваться коллизионными нормами статей 1125 и 1129 ГК.

В отношении вреда, причиненного вследствие ДТП, согласно статье 1129 ГК права и обязанности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, определяются по праву страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда. При этом права и обязанности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда за границей, если стороны являются гражданами или юридическими лицами одного и того же государства, определяются по праву этого государства.

Что касается неисполнения внешнеэкономических сделок, то в соответствии со статьей 1125 ГК при отсутствии соглашения сторон договора о подлежащем применению праве к этому договору применяется право страны, где имеет основное место деятельности сторона, являющаяся:

1) продавцом - в договоре купли-продажи;

2) подрядчиком - в договоре подряда;

3) перевозчиком - в договоре перевозки;

4) экспедитором - в договоре транспортной экспедиции и т.п.

В ходе разрешения вопросов относительно компетенции и применимого права возможно возникновение вопроса, не возникает ли самостоятельное требование страховщика к виновному лицу о возмещении понесенных страховщиком убытков вследствие выплаты страховой суммы. На данный вопрос необходимо ответить отрицательно. Специфика суброгации в отличие от регресса состоит в том, что при суброгации новое обязательство по возмещению убытков не возникает, так как происходит замена кредитора в уже действующем обязательстве (пункт 4 статьи 358, статья 855 ГК).

Вместе с тем, как уже было отмечено выше, страховщик по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств (Белорусское бюро) имеет право требования в пределах выплаченных сумм к лицу, ответственному за причинение вреда, только в порядке регресса и лишь в случаях, указанных в пункте 178 Положения. Правила о суброгации, предусмотренные статьей 855 ГК, к этому виду страхования в настоящее время не применяются, применяются нормы статьи 950 ГК.

Определяя вопросы компетенции к рассмотрению дела в Республике Беларусь, необходимо руководствоваться также и нормами международного права. В частности, в соответствии со статьей 25 ХПК, в соответствии с которой, если международным договором Республики Беларусь установлены иные правила, чем те, которые содержатся в законодательном акте, то применяются правила международного договора Республики Беларусь.

Указанное означает, что, перед тем как определять подведомственность и подсудность в соответствии со статьями 50, 235 ХПК, необходимо выяснить, нет ли заключенных международных договоров, заключенных с государством места нахождения ответчика.

Рассмотрим на конкретном примере Литовской Республики, с которой Республикой Беларусь заключен Договор о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанный 20 октября 1992 г. в г. Вильнюсе (далее - Договор с Литовской Республикой).

Согласно статье 20 "Компетенция судов" Договора с Литовской Республикой, если рассматриваемый Договор не определяет иного, суды каждой из Договаривающихся Сторон компетентны рассматривать гражданские и семейные дела, если ответчик имеет на ее территории местопроживание. По искам к юридическим лицам они компетентны, если на территории настоящей Стороны находится орган управления, представительства или филиал юридического лица. Суды Договаривающихся Сторон компетентны рассматривать дела и в других случаях, если об этом есть письменное соглашение Сторон. При наличии такого соглашения суд прекращает производство по делу при подаче заявления ответчика, если такое заявление сделано до представления возражений по существу иска. Исключительная компетенция судов не может быть изменена соглашением Сторон.

Статья 41 "Возмещение вреда" Договора с Литовской Республикой устанавливает, что обязательства о возмещении вреда, кроме вытекающих из договоров и иных правомерных действий, определяются законодательством Договаривающейся Стороны, на территории которой имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда. По делам, названным в пункте 1 статьи 41 Договора с Литовской Республикой, компетентно учреждение юстиции Договаривающейся Стороны, на территории которой имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда.

Таким образом, в рассматриваемых случаях требования о взыскании в порядке регресса или суброгации выплаченного страхового возмещения, возникшего вследствие ДТП, имевшего место на территории Республики Беларусь, могут быть рассмотрены в Республике Беларусь, в соответствии с нормами статей 50, 235 ХПК и статьи 1129 ГК.

Приведем пример.

Хозяйственным судом было рассмотрено дело по иску Белорусского бюро по транспортному страхованию к транспортному предприятию "А" о взыскании выплаченного страхового возмещения И., расходов по оплате услуг эксперта за составление заключения о стоимости ремонта транспортного средства, поврежденного в результате дорожно-транспортного происшествия, а также расходов по оплате комиссии банку за проведение операции по осуществлению расчета с потерпевшим

Как было установлено судом, в пункте пропуска через государственную границу произошло дорожно-транспортное происшествие.

В результате дорожно-транспортного происшествия автомобилю ВАЗ 21053, принадлежащему гражданину И., причинены механические повреждения.

Второй участник ДТП (гражданин П.) управлял автомобилем Скания R 124, принадлежащим транспортному предприятию "А", который в установленном порядке на момент совершения ДТП застрахован не был.

Владельцу автомобиля ВАЗ И. выплачено страховое возмещение, а также оплачено экспертной организации за составление заключения о стоимости ремонта транспортного средства, и расходы по оплате комиссии банку за проведение операции по осуществлению расчета с потерпевшим составили.

В связи с этим истец просит взыскать сумму страхового возмещения и понесенные им расходы.

Дело рассматривается хозяйственным судом и по законодательству Республики Беларусь в соответствии со статьями 20 и 41 Договора с Литовской Республикой и частью 3 статьи 50 ХПК.

Вина водителя транспортного предприятия "А" П. в совершении дорожно-транспортного происшествия и отсутствии страховки на автомобиль Скания на момент совершения ДТП подтверждается справкой УГАИ УВД облисполкома, за что он подвергнут штрафу по ч. 2 ст. 18.17 Кодекса об административных правонарушениях Республики Беларусь.

Повреждения, причиненные автомобилю ВАЗ 21053, номерной знак 111, принадлежащему гражданину П., отражены в акте осмотра транспортного средства. Составлено заключение о стоимости ремонта транспортного средства.

В нарушение пунктов 119 и 122 Положения ответчик не заключил договор обязательного страхования автомобиля Скания на момент совершения ДТП.

Поскольку владелец автомобиля ВАЗ в соответствии с пунктами 119 и 122 Положения заключил договор обязательного страхования, то у истца в силу ст. 819 ГК и пункта 178 Положения, возникло обязательство по возмещению потерпевшему вреда в пределах установленных лимитов ответственности.

Выплата истцом страхового возмещения потерпевшему И. подтверждается платежным поручением.

В соответствии с пунктом 178 Положения и ст. 855 ГК страховщик имеет право требования в пределах выплаченных сумм к юридическому или физическому лицу, ответственному за причинение вреда в случае, если лицо, виновное в причинении вреда, использовало транспортное средство в дорожном движении без заключения договора страхования.

Ответчик в силу ст. 948 ГК как владелец источника повышенной опасности обязан возместить вред, причиненный этим источником.

Согласно ст. 14 ГК подлежат взысканию с ответчика и убытки истца, связанные с выплатой расходов по оплате услуг эксперта за составление заключения о стоимости ремонта транспортного средства расходов по оплате комиссии банку за проведение операции по осуществлению расчета с потерпевшим, что подтверждается платежными поручениями. При таких обстоятельствах требования истца заявлены законно, обоснованно и подтверждаются материалами дела. Решением суда требования были удовлетворены.

 

Суброгация может касаться не только причинения вреда в результате ДТП, но и вследствие ненадлежащего исполнения внешнеэкономического договора. Что касается взыскания в порядке суброгации сумм выплаченного страхового возмещения вследствие неисполнения должником внешнеэкономической сделки по договору страхования коммерческих рисков, то тут не все так однозначно.

Как уже было отмечено выше, в соответствии со статьей 20 Договора с Литовской Республикой, если этот Договор не определяет иного, суды каждой из Договаривающихся Сторон компетентны рассматривать гражданские и семейные дела, если ответчик имеет на ее территории местопроживание. По искам к юридическим лицам они компетентны, если на территории настоящей Стороны находится орган управления, представительства или филиал юридического лица.

Иных норм, определяющих компетенцию литовских судов, в Договоре с Литовской Республикой нет.

Следовательно, возможно сделать вывод о том, что суброгационные требования, вытекающие из договоров страхования внешнеэкономических рисков, подлежат рассмотрению именно литовскими судами, если на территории Республики Беларусь отсутствуют органы управления, представительства или филиалы юридического лица.

В статье 41 Договора с Литовской Республикой, посвященной возмещению вреда и предусматривающей возможность определения компетентного суда по месту причинения вреда, указано, что названная статья не распространяется на обязательства, вытекающие из договоров и иных правомерных действий. Правовому регулированию отношений сторон, вытекающих из сделок, посвящена статья 41 Договора с Литовской Республикой, согласно которой права и обязанности Сторон по сделке определяются по законодательству места ее совершения, если иное не предусмотрено соглашением Сторон. Отчасти на это также указывает и пункт 54.4.2 Методических рекомендаций о рассмотрении хозяйственных (экономических) споров и иных дел с участием иностранных лиц, утвержденных постановлением Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 28.02.2007 N 12.

Резюмируя, следует отметить, что по последним названным искам компетентным судом будет являться хозяйственный суд Республики Беларусь только в случае, если на его территории находится орган управления, представительства или филиал юридического лица или проживает ответчик. Применимое право будет определяться в зависимости от места исполнения договора согласно статье 41 Договора с Литовской Республикой.

Определение компетентного суда имеет важное значение для последующего признания и приведения в исполнение решения суда. В частности, если, опять же, коснуться Договора с Литовской Республикой, то в соответствии с его статьей 59 в признании судебного решения или в исполнении может быть отказано, если согласно положениям Договора с Литовской Республикой, а в случаях, не предусмотренных этим Договором, согласно законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой решение должно быть признано и исполнено, дело относится к исключительной компетенции ее учреждений.

В случае предъявления иска в хозяйственный суд Республики Беларусь копия искового заявления, а также все документы, которые суд должен будет направить литовской стороне, должны быть сразу переведены истцом на литовский язык и нотариально (официально) заверены в соответствии с условиями Договора с Литовской Республикой. Судебные постановления белорусского хозяйственного суда подлежат переводу на литовский язык и заверению их официальным переводчиком. Вся корреспонденция по делам с участием литовских сторон должна направляться им хозяйственными судами Республики Беларусь и литовскими судами через свои центральные органы (Высший Хозяйственный Суд Республики Беларусь и Министерство юстиции Литовской Республики). Подобное направление с последующим исполнением судебных поручений о вручении документов будет считаться надлежащим извещением. Просьбы об оказании правовой помощи, а также прилагаемые к ним документы излагаются на языке вызывающей Договаривающейся Стороны и имеют дополнением перевод на язык вызываемой Договаривающейся Стороны.

Документы, высылаемые учреждениями юстиции и другими учреждениями в порядке оказания правовой помощи, должны быть заверены подписями и закреплены печатью с изображением Государственного герба.

В отличие от Договора с Литовской Республикой, в статьях 1 и 4 Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (заключено в г. Киеве 20.03.1992) (далее - Соглашение о порядке разрешения споров), указано, что компетентный суд государства - участника Содружества Независимых Государств вправе рассматривать споры, вытекающие из договорных и иных гражданско-правовых отношений между хозяйствующими субъектами, если на территории данного государства - участника Содружества Независимых Государств исполнено или должно быть полностью или частично исполнено обязательство из договора, являющееся предметом спора.

Следовательно, иски о взыскании в порядке суброгации, вытекающие из договоров страхования внешнеэкономических коммерческих рисков с участием контрагентов из государств - участников СНГ, подлежат рассмотрению в компетентном суде по месту исполнения внешнеэкономического договора. Подобной оговорки в Договоре с Литовской Республикой нет.

При оказании правовой помощи компетентные суды государств - участников Содружества Независимых Государств сносятся друг с другом непосредственно. При этом при обращении об оказании правовой помощи и исполнении решений прилагаемые документы излагаются на языке запрашивающего государства или на русском языке

Приведем пример.

Хозяйственным судом было рассмотрено дело по иску предприятия страхования "Б" к ТОО "К" (Республика Казахстан) о взыскании понесенных расходов по выплате страхового возмещения, пени и процентов за пользование чужими денежными средствами <1>.

--------------------------------

<1> Архив хозяйственного суда Гродненской области. Решение от 29.10.2012 по делу N 142-12/2012.

 

Ответчик в отзыве на иск требования в части основного долга признал. Указывает на наличие сложностей с последующей реализацией приобретенного по внешнеторговому контракту товара в Республике Казахстан. В судебное заседание ответчик не явился, имеются доказательства надлежащего извещения (подтверждение о вручении документа, составленное компетентным судом Республики Казахстан, а также почтовое уведомление).

В качестве применимого права судом в соответствии со статьями 1125, 1129 ГК, а также статьей 4 Соглашения о порядке разрешения споров определено законодательство Республики Беларусь. В соответствии со статьей 4 указанного Соглашения компетентный суд государства - участника СНГ вправе рассматривать хозяйственные споры, если на территории данного государства исполнено или должно быть полностью или частично исполнено обязательство из договора, являющееся предметом спора.

В условиях внешнеторгового контракта стороны согласовали подсудность - в хозяйственном суде Гродненской области по законодательству Республики Беларусь.

В соответствии со ст. 297 ГК, определяющей место исполнения обязательства, предусмотрено, что местом исполнения по денежному обязательству является место нахождения кредитора.

Предметом спора является денежное обязательство со стороны ТОО "К". Место его исполнения - Республика Беларусь.

В соответствии со ст. 235 ХПК к компетенции хозяйственных судов Республики Беларусь относятся споры, возникающие из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории Республики Беларусь.

Как следует из материалов дела, между истцом и ДП "М" был заключен договор страхования на условиях Правил страхования кратко-, средне- и долгосрочных экспортных контрактов от политических или коммерческих рисков, согласованных Министерством финансов Республики Беларусь, путем присоединения к ним.

В качестве объекта страхования данным договором был определен риск получения страхователем убытков в результате частичной или полной неоплаты поставленных по внешнеторговому контракту товаров в течение сроков оплаты, предусмотренных контрактом, из-за экономической несостоятельности (банкротства) контрагента страхователя - ТОО "К" (Республика Казахстан); неплатежеспособности контрагента страхователя; по одному или нескольким обстоятельствам, представляющим политический риск.

При этом в соответствии с пунктом 39 Правил страхования кратко-, средне- и долгосрочных экспортных контрактов от политических или коммерческих рисков, согласованных Министерством финансов Республики Беларусь 23.04.2008 N 367 (далее - Правила), страховым случаем является получение страхователем убытков в результате частичной или полной неоплаты поставленных товаров (работ, услуг):

1) из-за экономической несостоятельности (банкротства) контрагента;

2) из-за неплатежеспособности контрагента;

3) по одному или нескольким обстоятельствам, представляющим политический риск.

Согласно пункту 41 Правил страхования неплатежеспособность контрагента, а также наступление страхового случая по обстоятельствам, представляющим политический риск, признается, когда страхователь подает страховщику заявление, в котором указано, что после окончания срока расчета по экспортному контракту прошел установленный страховщиком период ожидания, а счета не оплачены или оплачены только частично, хотя страхователь, согласовав со страховщиком, принял разумные меры для возвращения долга.

В соответствии с условиями внешнеторгового контракта на основании и железнодорожной накладной ДП "М" в адрес ответчика была поставлена сельскохозяйственная техника.

Согласно внешнеторговому контракту условия и порядок оплаты указываются в спецификациях на поставку каждой партии товара. В спецификации (в редакции дополнительного соглашения) стороны согласовали срок оплаты - в течение 127 календарных дней с момента отгрузки товара. Датой отгрузки товара согласно контракту считается дата отпуска товара со склада Поставщика в установленном порядке.

По истечении срока оплаты ответчик принятые на себя денежные обязательства не исполнил.

ДП "М" направлялись претензии в адрес ответчика по делу, а также ходатайства об оказании содействия в возврате денежных сумм в адрес АО "К", Посла Республики Беларусь в Республике Казахстан. С ответчиком были подписаны многочисленные акты сверки расчетов, последний из которых по состоянию на 01.01.2012, в которых ответчик признавал наличие задолженности.

Как следует из материалов дела, в частности из отзыва ответчика, его ответов на претензии ДП "М", актов сверки расчетов, задолженность им перед ДП "М" не оспаривается.

В соответствии со статьей 817 ГК страхование осуществляется в добровольном порядке на основании договоров страхования, заключаемых страхователем со страховщиком, если иное не установлено законами или актами Президента Республики Беларусь.

Согласно статье 819 ГК по договору страхования одна сторона (страховщик) обязуется при наступлении предусмотренного законодательством или договором события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или третьему лицу (застрахованному лицу, выгодоприобретателю), в пользу которого заключен договор, причиненный вследствие этого события ущерб застрахованным по договору имущественным интересам (произвести страховую выплату в виде страхового возмещения или страхового обеспечения) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы, лимита ответственности), а другая сторона (страхователь) обязуется уплатить обусловленную договором сумму (страховой взнос, страховую премию).

В связи с понесенными убытками, вызванными неоплатой ТОО "К" поставленной продукции, ДП "М" обратилось к истцу с заявлением о страховом случае. Истец на основании акта о страховом случае выплатил ДП "М" по договору страхования страховое возмещение (сумма убытка за вычетом 10% франшизы) по платежному поручению. В пределах оставшихся 10 процентов от суммы убытка ДП "М" согласно условиям договора страхования и Правил, все риски несет самостоятельно.

В соответствии со статьей 855 ГК, если договором имущественного страхования и страхования ответственности не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

В связи с указанной нормой ГК между истцом и страхователем ДП "М" был заключен договор уступки права требования. Согласно указанному договору страхователь уступил истцу права требования оплаты ответчиком основного долга по внешнеторговому контракту в размере выплаченной суммы страхового возмещения, а также уплаты договорных санкций, права требования по всем видам обеспечения (при наличии) исполнения внешнеторгового контракта, залоговые права на поставленный товар в размере выплаченного страхового возмещения.

В соответствии со статьей 353 ГК право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании акта законодательства. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласия должника, если иное не предусмотрено законодательством или договором.

Таким образом, в соответствии со статьями 353, 855 ГК после выплаты страхового возмещения к истцу перешло право требования ДП "М" к ТОО "К" в размере суммы, возмещенной в результате страхования.

Как следует из содержания пункта 4 части 1 статьи 358 ГК, права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании акта законодательства и наступления указанных в нем обстоятельств при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая.

Во исполнение требований части 2 пункта 2 статьи 10 ГК и приложения "Претензионный порядок урегулирования спора" к ХПК истцом в адрес ответчика была направлена претензия об уплате суммы задолженности.

По результатам рассмотрения претензии между истцом и ответчиком было подписано соглашение об урегулировании долга, которым сторонами был согласован график погашения истцу ответчиком задолженности.

Согласованный сторонами график погашения задолженности ответчиком в полном объеме исполнен не был.

На момент рассмотрения дела основная задолженность ответчика составляет заявленную в иске сумму.

В пункте 6 Соглашения стороны согласовали применимое право - законодательство Республики Беларусь и подсудность хозяйственному суду Гродненской области.

Согласно ст. 290 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства.

Согласно ст. 310, 311 ГК исполнение обязательства может обеспечиваться неустойкой (штрафом, пеней).

Согласно Соглашению между сторонами за несвоевременное погашение требования ответчик оплачивает истцу пеню в размере 0,1% за каждый день просрочки от подлежащей оплате суммы.

Произведенный истцом расчет суммы пени суд признал обоснованным.

В исковом заявлении истец просил взыскать с ответчика также проценты за пользование чужими денежными средствами на основании статьи 366 ГК за просрочку оплаты поставленного товара. Согласно статье 366 ГК размер процентов определяется ставкой рефинансирования Национального банка Республики Беларусь на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части, за исключением взыскания долга в судебном порядке, когда суд удовлетворяет требование кредитора исходя из ставки рефинансирования Национального банка на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законодательством или договором.

В Соглашении стороны согласовали иной размер процентов: "за пользование чужими денежными средствами дополнительно подлежат оплате 0,05% за каждый день просрочки&

Полный текст